Фью. – раскованно выпалила. – Вот это штуковина. – Я и не сомневался, что тебе понравится, – ответил Накамура. Он небрежно бросил обертку из-под конфеты в небольшую корзинку возле стола. “Ищи где-нибудь неподалеку, – услыхала Кэти в своей памяти голос Франца, – в каком-нибудь неожиданном месте. Например, в мусорной корзинке или за занавесками”. – Ну, что у тебя. – спросил. Кэти глубоко вздохнула и улыбнулась.

Скажи-ка, – начал он снова, после того как мужчины повернули налево, – а ты не думаешь, что эту линию нарисовали здесь специально для – Нет, – Роберт остановился на мгновение. – Откуда и кто может узнать, что нам надо именно. – Это вот меня и озадачило, – пробормотал Макс.

Или уже умирал. Тогда почему они направляются не в зоопарк, располагавшийся снаружи купола в Альтернативном Верховный Оптимизатор и ее сотрудники действительно ожидали людей. В комнате было два кресла. Как только Ричард и Николь уселись, предводительница октопауков заговорила яркими полосами: – Возникли крупные неприятности, которые, к несчастью, могут привести к войне между нашими двумя видами.

– Она взмахнула щупальцем и на стене появились видеоизображения.

– Сегодня ранним утром два геликоптера высадили отряд людей с острова Нью-Йорк на самую северную оконечность нашего домена, на берег Цилиндрического моря. Данные, полученные квадроидами, гласят, что ваш вид не только затевает нападение; ваш предводитель Накамура убедил людей считать октопауков своими врагами. Он заручился поддержкой сената и за относительно короткий срок сумел накопить арсенал, способный нанести серьезный ущерб нашей колонии.

Верховный Оптимизатор умолкла, тем временем Ричард и Николь разглядывали видеоснимки, на которых были изображены бомбы, базуки и пулеметы, изготовляемые в Новом Эдеме.

– Все последние четыре дня небольшие группы людей проводили разведывательные вылазки, им помогала пара геликоптеров.

Пунктуальность является одной из отличительных черт октопауков как вида. Пятеро людей в молчании ожидали встречи, погрузившись каждый в собственные раздумья. Сердце Наи отчаянно колотилось. Смущенная и взволнованная, она вспомнила, что испытывала аналогичное чувство школьницей, ожидая аудиенции у дочери короля Таиланда, принцессы Сури, после того как выиграла первый приз на общенациональном учебном конкурсе.

Через несколько минут октопаук пригласил людей в следующую комнату, где их известили о том, что Верховный Оптимизатор вместе с советницами вот-вот прибудет.

Здесь через прозрачные окна они могли видеть суету вокруг .

Что, если октопауки, помимо своей воли, обрекли на страдания всех наших внуков. Элли не могла умиротворить мужа. Когда Николь с Робертом приступили к исследованиям, чтобы проверить, действительно ли выздоровела Эпонина, оказалось, что Роберт начинает щетиниться, услышав любое благоприятное мнение об Арчи или об октопауках.

– Не торопи его, – через неделю после возвращения посоветовала Николь дочери. – Он все еще полагает, что октопауки дважды покусились на его права: похитив тебя и повлияв на наследственность дочери.

– Мама, здесь все не так. Мне кажется, что Роберт ощущает какую-то странную ревность. Он считает, что я провожу слишком много времени с Арчи.

Как будто бы не понимает, что Арчи здесь не с кем общаться, кроме. – Как я сказала, будь терпеливой. Когда-нибудь Роберт смирится.

Разве ты не можешь поступить аналогичным образом. – Спасибо, Арчи, – Николь похлопала октопаука по плечу и едва не улыбнулась, – ты читаешь мои мысли. и, похоже, понимаешь людей слишком – Правда нелегко давалась и нашему обществу, – прокомментировал Арчи.

Впрочем, сомневаюсь в том, что Макс и Роберт найдут Эпонину и Элли. На мой взгляд, их похитили по разным причинам. хотя я не представляю, _по каким именно_. Словом, я считаю, что октопауки впоследствии вернут нам обеих, не причинив им вреда. – Ты очень доверчива, Николь – проговорила Наи. – Нисколько. Весь опыт моего знакомства с октопауками заставляет меня полагать, что мы имеем дело с существами, обладающими весьма развитым нравственным чувством.

Я согласна: факт похищения _как будто_ не согласуется с таким представлением, и Макс или Роберт вправе иметь собственное мнение об октопауках, противоположное моему.

Однако могу держать пари – в конце концов мы узнаем причины похищения. – Но теперь мы очутились в трудном положении. Что, если Макс и Роберт уйдут и не вернутся?. – Понимаю. Но мы ничего не можем с ними поделать.

Хватило бы только отваги не дрогнуть”. – Да, мама, – проговорила Элли. – Я понимаю, я _действительно_ понимаю. Но я твоя дочь. Я люблю .

Муж ее, Роберт, не годился по двум причинам. Во-первых, он уже доказал, что пациенты и госпиталь Нового Эдема значат для него больше, чем любые политические симпатии. Во-вторых, всякий, решившийся помогать Николь, будет казнен в случае поимки. И если Элли вовлечет Роберта в это дело, их дочь Николь может остаться без обоих родителей. А как насчет Наи Ватанабэ. В ее преданности можно было не сомневаться, но на плечах одинокой Наи лежала ответственность за двоих четырехлетних сыновей-близнецов.

Не следовало даже просить ее идти на подобный риск.

Оставалась единственная кандидатура – Эпонина. Хворая подруга быстро рассеяла все тревоги, которые испытывала Элли.

С последней недели Элли переменилась, – произнесла Эпонина. – Она словно погасла и все разговаривает о Роберте. – Казнь потрясла ее, – прокомментировал Макс. – Наверное, женщины от природы более чувствительны к насилию. Помню, как Клайд с Виноной поженились.

Начало сказки Л. Кэрролла “Алиса в Стране чудес”] За аркой оказалась большая прямоугольная комната с голубыми стенками – абсолютно пустая; через открытую дверь из нее можно было попасть в узкий освещенный коридор, идущий параллельно тоннелю подземки. Стены коридора по обе стороны от Макса и Эпонины отливали той же голубизной, что и в комнате – И куда же мы отправимся.

– спросил Макс.

– С этой стороны – видишь. – вроде бы две двери, что напротив подземки, – сказала Эпонина, указывая направо. – И здесь их тоже две, – Макс поглядел налево. – Почему бы нам не дойти до первой двери, заглянуть в нее, а потом решить, что делать. Рука об руку они прошли пятьдесят метров по голубому коридору. Но вид, открывшийся за следующей дверью, разочаровал. Перед ними протянулся еще один коридор – кое-где в стенах виднелись двери; он уходил вперед на многие метры.

– Дерьмо, – объявил Макс.

– Мы попали в какой-то лабиринт. Как бы не заблудиться.

Близнецы жались к Наи, а Никки тянулась к деду, просясь на руки. – Эти существа не слишком умны, – проговорил Арчи, обращаясь к своим друзьям-людям, – но мы в значительной мере сумели смягчить их агрессивные наклонности. Создание, которое мне пришлось выдворить из повозки, неоднократно причиняло нам хлопоты.

Такой человек. Он умолк. В комнату доносился лишь звук бегущей воды из душа, где мылся Кеплер. Николь пожала руку друга. – Спасибо тебе, Макс, я так благодарна. – Когда мне было восемнадцать, – неуверенным тоном проговорил Макс, поворачиваясь, чтобы поглядеть на Николь, – отец мой умер от редкого вида рака. Клайд, мама и я знали, что смерть близка, словом, он сгорел у нас на глазах прямо за несколько недель.

Но я все-таки не мог в это поверить, даже когда увидел его в гробу.

Мы отслужили панихиду на кладбище, были только наши друзья из соседних ферм да автомеханик из Де-Куина; звали его Вилли Таунсенд, они с отцом набирались каждый субботний вечер. Макс улыбнулся и расслабился. – Обожаю рассказывать.

Патрик неловко шагнул к Наи, но она твердо остановила его рукой. – Не сейчас, – мягко проговорила. – Еще рано. Менее чем через минуту после того, как огромное скопление светляков под куполом Изумрудного города ярким светом оповестило всех о наступлении нового дня, маленькая Никки оказалась в комнате бабушки и дедушки.

Первая часть плана удалась – вопреки всем опасениям. Тем не менее, поднимаясь в геликоптер, чтобы пересечь Цилиндрическое море, Ричард не испытывал особых надежд. В Нью-Йорке они задержались примерно на час. Вооруженная охрана встретила пленников на посадочной площадке – на западной площади – и сразу же конфисковала их рюкзаки, невзирая на громкие протесты Ричарда и Никки. На пути к Порту Ричард нес Никки на руках и едва успел восхититься своими любимыми небоскребами, вздымающимися над головой во тьме.

Яхта, переправившая их через северную половину Цилиндрического моря, была копией тех увеселительных лодок, которые Накамура и его прихлебатели использовали на озере Шекспир.

Во время всего пути охранники молчали. – Буба, – прошептала Никки, обращаясь к Ричарду, когда несколько ее вопросов остались без ответа, – разве эти дяди не умеют говорить.

Belton,MO boy surprise at Millcreek band concert.